Энергосервис. Ожидание разрешения проблем и позиции сторон

Сложилось такое впечатление, что как только будет проработана идеальная форма энергосервисного контракта, так тут же процесс пойдет. Во многих регионах сложилось такое мнение: сейчас утвердим хорошую форму энергосервисного контракта, проведем повсеместно энергетические обследования и результаты энергетических обследований оформим в виде энергосервисных контрактов, выставим на конкурс и проблема решена. На самом деле проблема не решается, поскольку она далеко не такая простая и проблема не только в форме энергосервисного контракта. О выгодах, ожиданиях и проблемах в статье Вице-президента НАЭВИ, эксперта-координатора международной программы ООН по энергоэффективности, Тихоненко Юрия Федоровича

ЗАКОН «ОБ ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИИ …». ГЛАВА 5. ЭНЕРГОСЕРВИСНЫЕ ДОГОВОРЫ (КОНТРАКТЫ).

До сих пор не стихают споры о том, каким должен быть энергосервисный контракт, что должно в него входить и как его реализовывать. Закон посвятил три статьи вопросам энергосервисного контракта. Для понимания сути энергосервисного контракта, т.е. статьи 19 закона, мы получили директивный документ: Постановление Правительства РФ от 18 августа 2010 г. № 636 «О требованиях к условиям контракта на энергосервис и об особенностях определения начальной (максимальной) цены контракта (цены лота) на энергосервис». А для понимания статьи 20 – приказ Министерства экономического развития РФ №174 от 11 мая 2010 года, который предельно лаконично, буквально на полстраницы текста, изложил примерные условия энергосервисного договора (контракта), которые могут быть включены в договор купли-продажи, поставки, передачи энергетических ресурсов (за исключением природного газа).

Сложилось такое впечатление, что как только будет проработана идеальная форма энергосервисного контракта, так тут же процесс пойдет. Во многих регионах сложилось такое мнение: сейчас утвердим хорошую форму энергосервисного контракта, проведем повсеместно энергетические обследования и результаты энергетических обследований оформим в виде энергосервисных контрактов, выставим на конкурс и проблема решена. На самом деле проблема не решается, поскольку она далеко не такая простая и проблема не только в форме энергосервисного контракта.

Для того, чтобы в полной мере понять, что не все так просто, посмотрим на энергосервисный контракт глазами разных участников процесса. Обозначим четырех: 
• непосредственный потребитель энергоресурсов, у которого должен реализовываться энергосервисный контракт;
• энергосервисная компания, которая реализует этот контракт;
• некий инвестор или банк, готовый (теоретически) профинансировать проект;
• орган исполнительной власти, который благодаря различным распорядительным документам, заинтересован в том, чтобы на его территории реализовывались энергосервисные контракты.

Энергосервис. Позиция потребителя

Наиболее распространенная позиция потребителя такова: если кто-то хочет у меня внедрить энергосберегающие мероприятия, то пусть приходит и за свои средства внедряет, а я готов буду всю экономию отдавать в счет погашения затрат, главное, чтобы срок возврата средств не превысил продолжительность жизни внедренного оборудования.

Если у потребителя заведомо было проведено энергетическое обследование и определен перечень рекомендуемых мероприятий и есть из чего выбирать для энергосервисного контракта, то это все равно не решает полностью проблему, поскольку в основе энергосервисного контракта, должен все-таки быть не перечень мероприятий из энергетического паспорта, а бизнес-план, проработанный по всем правилам. На данный момент такую глубокую проработку мероприятий энергоаудиторские компании не делают, следовательно, требуется дополнительные доработки с определенными затратами, а разработку бизнес-плана по логике должен делать тот, кто планирует привлекать средства на реализацию энергосервисного контракта. А поскольку таковым является энергосервисная компания, то ей, как говорится, и карты в руки. Сам потребитель энергоресурсов может занимать в этом случае пассивную позицию, если для него реальная экономия энергоресурсов будет делом добровольным. Если для реализации контракта объект, на котором планируется внедрять мероприятия, потребуется приводить в соответствие с требуемыми режимами и параметрами (требования п.14 Постановления Правительства РФ от 18 августа 2010 г. № 636), то у потребителя может вообще пропасть всякая охота затевать реализацию энергосервисного контракта.

Пункт 14 выглядит так: «Заключение контракта в отношении объекта, на котором до даты заключения контракта собственником или соответствующей эксплуатирующей организацией обеспечено соблюдение всех установленных санитарно-гигиенических и технических требований по режимам энерго- и ресурсоснабжения, режимам и параметрам работы энергопотребляющих установок, режимов и параметров эксплуатации объекта и помещений с учетом функционального назначения.

В случае невыполнения указанных требований и норм информация об этом указывается в контракте и мероприятия по обеспечению их выполнения включаются в перечень мероприятий».
Чаще всего объекты не соответствуют всем требованиям и режимам, а приведение их в соответствие нередко дороже самого энергосервисного контракта.

Итак, позицию самого потребителя нельзя охарактеризовать как крайне заинтересованной в реализации энергосервисного контракта. Потребитель в лице бюджетного учреждения как правило равнодушен к тому, будет у него эффективнее использоваться энергия или нет, да и полномочий самостоятельно принимать решение о привлечении энергосервисной компании нет. У коммерческих компаний видимо пока присутствует недоверие к подобной форме услуг, которая воспринимается как бесплатный сыр в мышеловке. Все-таки у нас преобладает менталитет полагаться только на самих себя и к предложениям, связанным с энергосервисными услугами, относится с определенной осторожностью. Компании, которые пытаются предлагать свои услуги по энергосервису, не раз сталкивались с подобной позицией со стороны предполагаемых Заказчиков.

Позиция энергосервисной компании.

У тех компаний, которые располагают свободными оборотными средствами, достаточными для того, чтобы самостоятельно выходить на энергосервис, положение более-менее нормальное. Они сразу могут иметь дело с непосредственным заказчиком, или смело выходить на конкурс, если параметры конкурсной документации не вызывают сомнений. Хуже тем, кто оборотными средствами не располагает. Такие компании вынуждены прежде, чем выходить на конкурс, успеть заручиться поддержкой банков.

Для банков самое главное минимизация рисков и обеспечение заемных средств.
Возможные риски должны быть четко обозначены и сформулированы. Их устранение или хотя бы минимизация должно быть зафиксировано в официальных документах, имеющих соответствующий статус, это в первую очередь касается объектов бюджетной сферы, жилых домов. В противном случае банки или вообще не захотят рисковать и финансировать проекты, или будут предлагать высокий процент по кредитам, закладывая в него высокие риски.

Что касается обеспечения, то здесь с одной стороны вполне стандартные формы: залог, поручительство, гарантии, страхование, а с другой стороны тоже не все понятно. Если вести разговор о небольших компаниях, готовых участвовать в небольших контрактах, то у этих компаний может не оказаться имущества, годного для залога. Поручительство тоже не для всех доступно. Гарантии и страхование, как инструмент обеспечения пока не сформирован. Если говорить о крупных компаниях, которым есть, что заложить и которые имеют в своем арсенале и оборотные средства, и высокую репутацию, и тесные контакты с банками, то они пока себя никак не проявили в сфере энергосервиса на небольших объектах.

В результате энергосервис, который часто рассматривался, как благоприятное поле деятельности для малого и среднего бизнеса, пока для небольших компаний, в принципе, не доступен, а для крупных компаний, по все вероятности не очень интересен.

Итак, у энергосервисной компании на сегодня больше вопросов, чем ответов:
• Если предметом энергосервисного контракта (основные показатели экономии энергоресурсов) являются результаты энергетического обследования, выполненные недобросовестной или неквалифицированной компанией и фактические результаты будут не соответствовать заявленным, то кто и каким образом будет нести за это ответственность? И какова процедура экспертного заключения об истинной причине – является ли это следствием неверного расчета, или неправильно подобранного оборудования, или некачественно выполненной работы?
• В пункте 1 приложения к Постановлению Правительства РФ от 18 августа 2010 г. № 636 есть абзац: «При невозможности формирования перечня мероприятий заказчиком - включение в контракт перечня мероприятий, сформированного в заявке участника размещения заказа, с которым заключается контракт». Как это будет выглядеть на практике? Что тогда будет являться предметом конкурса в конкурсной документации? Если перечни мероприятий от разных участников будут сильно отличаться друг от друга, то по каким критериям будет определяться победитель?
• Энергосервисная компания провела своими силами обследование объекта, сформировала комплекс энергосберегающих мероприятий, оформила все в виде бизнес-плана или ТЭО, защитила расчеты в банке и получила положительное заключение банка по финансированию проекта или комплекса мероприятий. Может ли эта компания рассчитывать на реализацию такого проекта без конкурсного отбора или она все-равно должна будет направлять Заказчику свои предложения в виде заявки на участие в конкурсе и не более того? Если второй вариант единственно возможный, то много ли желающих найдется без всяких гарантий на успех тратить свое время, силы и деньги?

В итоге, прежде, чем принять решение участвовать в конкурсе или нет, энергосервисной компании приходится сталкиваться с рядом проблем, зачастую не зная с какой лучше начинать, но в любом случае, в той ситуации, которая сегодня сложилась, все риски, связанные с реализацией энергосервисного контракта, ложатся в первую очередь на энергосервисную компанию. Поэтому желание есть у многих, а вот смельчаков пока мало. Есть, конечно, отважные люди, которые идут на риск, и даже у некоторых вроде все получается, но это единичные случаи. А чтобы энергосервис приобрел массовый характер, наше государство должно немало потрудиться, в первую очередь не над текстами энергосервисных контрактов, а над тем, чтобы у компаний, готовых выходить на рынок энергосервисных услуг, страхов и опасений поубавилось.

Энергосервис. Позиция финансовых компаний

Не хочется говорить от имени банков и иных финансовых учреждений. Просто еще на стадии разработки Закона №261-ФЗ надо было собрать их представителей и поинтересоваться, по какой схеме, кого и как они готовы финансировать при реализации энергосервисных контрактов, и после этого стало бы понятно какие позиции надо закреплять законом и что писать в законе – о том, каким должен быть энергосервисный контракт или о том, что надо предпринять, чтобы этот контракт был востребован и энергосервис заработал. 
Сегодня мы знаем только позицию Внешэкономбанка, который выдает кредиты от 2,5 млрд.рублей.

Здесь тоже много вопросов:

  • Готовы ли банки кредитовать мелкие контракты?
  • Каков приемлемый уровень финансирования, на какой срок и под какие проценты?
  • Может быть банки вообще не готовы финансировать проекты, стоимостью 5-10 млн. рублей (а по результатам энергетических обследований бюджетных организаций чаще всего на такой объем финансирования и выходят)?
  • Готовы ли банки работать с мелкими энергосервисными компаниями или они предпочитают кредитовать крупные, с хорошей репутацией?

На рынке энергосервисных услуг в США работают крупные компании, которые берут кредиты по 100 млн. долларов на 10-15 лет и под 1,5-2,5%. Компания, работая с такими деньгами, имеет возможность многократно оборачивать эти средства и получать приемлемую выгоду. И банкам выгодно иметь дело с малым количеством крупных надежных заемщиков, поскольку те имеют в своем штате профессиональные кадры по управлению финансами.

Что у нас, пока не ясно. Ясно только одно: если энергосервисная компания возьмет кредит под конкретный небольшой проект, с процентной ставкой больше 15%, то при самых благоприятных условиях эта компания по окончанию проекта не окажется в убытке, а чтобы получить хорошую прибыль, период возврата средств от полученной экономии должен затянуться на долгие годы.

Энергосервис. С позиции органа исполнительной власти

В силу того, что в перечне показателей, отражающих ход работ по энергосбережению в регионах и муниципалитетах, фигурирует количество проведенных энергосервисных контрактов, эта тема беспокоит органы исполнительной власти разных уровней. Но органы исполнительной власти должны придерживаться четких руководящих документов, а этих документов нет, если не считать те, которые уже упоминались. То, что есть крайне не достаточно.

Во многих регионах действуют местные законы или распорядительные документы по защите инвестиций. В принципе подобные документы, касающиеся вопросов развития и защиты энергосервисной деятельности, тоже должны появиться, но региональное законодательство все-таки должно опираться на федеральное и быть абсолютно конкретным, поскольку в большинстве своем будет касаться бюджетного финансирования, а опираться пока не на что.

Взять хотя бы новую редакцию пункта 3 статьи 72 Бюджетного кодекса РФ.
Выдержка из пункта 3. Государственные или муниципальные заказчики вправе заключать государственные или муниципальные энергосервисные договоры (контракты), в которых цена определена как процент от стоимости сэкономленных энергетических ресурсов, на срок, превышающий срок действия утвержденных лимитов бюджетных обязательств. Расходы на оплату таких договоров (контрактов) планируются и осуществляются в составе расходов на оплату соответствующих энергетических ресурсов (услуг на их доставку).

Дополнения и поправки в Бюджетный кодекс внесены, а механизм применения этих поправок не прописан, а без четких комментариев по применению этой поправки вряд ли кто-то захочет этим воспользоваться, а без использования этой поправки энергосервис в бюджетной сфере обречен.

Подводя итоги сказанному

Подводя итоги, приходится делать неутешительный вывод о том, что к реализации энергосервисных контрактов никто из предполагаемых участников не готов и до реального процесса еще очень далеко.

Самое удивительное в том, что идея узаконить систему энергосервисных услуг (подчеркиваю, не требования к энергосервисному контракту, а именно к системе энергосервисных услуг, надеюсь, именно так рассматривался вопрос) появилась не в самый последний момент. Если кто-то помнит, первые варианты альтернативного закона энергосбережения, взамен №28-ФЗ, появились в начале 2000-х годов и, примерно в то же время с широким размахом прошла презентация открытия первой энергосервисной компании «Русэско» в составе НП «Энергоресурсосбережение». Эта компания просуществовала не долго, понимая преждевременность энергосервисной деятельности. Я это говорю к тому, что у авторов закона было достаточно времени, чтобы всесторонне изучить данный вопрос, и было у кого поинтересоваться, с какими проблемами пришлось на практике столкнуться энергосервисной компании. Можно было сформировать пакет всех барьеров, которые стоят на пути продвижения энергосервиса: и законодательные, и методологические, и финансовые и даже психологические, что тоже имеет место быть. Все это и послужило бы основой для формулировок в законе, которые должны были снять существующие барьеры или хотя бы указали путь, по которому надо двигаться.

Переоценить значимость энергосервиса трудно. С его помощью можно выйти совсем на другие масштабы экономии энергоресурсов. Помимо этого энергосервис открывает двери для малого бизнеса, дает возможность пустить в оборот финансовые ресурсы, которые в банках лежат мертвым грузом, увеличит спрос на энергоэффективные технологии, а значит позитивно повлиять на развитие отечественной промышленности. В общем, энергосервис можно смело рассматривать одним из ключевых направлений в области энергосбережения и обидно, что в законе эта тема представлена так скудно и однобоко.

Хочу привести пример из своего опыта, который наглядно иллюстрирует все вышесказанное.

В 2011 году по договоренности НАЭВИ с администрацией Новгородской области запланировали силами ОАО «УК «АЛЬЯНСЭНЕРГО» выполнить модернизацию систем наружного освещения в одиннадцати поселениях области. Компания взяла на себя все издержки по энергетическому обследованию систем наружного освещения. Энергетические обследования дали обнадеживающие результаты. В основном системы были оснащены светильниками с ртутными лампами, а кое-где, в некоторых деревнях, использовались даже лампы накаливания. Поэтому, когда рассматривали проект модернизации с заменой существующих светильников на светильники с натриевыми лампами, то вышли на простой срок окупаемости 1,6-1,8 года, вполне подходящий для энергосервисного контракта.

Оптимизм закончился, когда стали разрабатывать бизнес-планы по каждому проекту.

Первое, с чем столкнулись, это то, что при формировании бюджетов на потребляемую электрическую энергию планировался пятнадцатипроцентный рост стоимости электроэнергии, фактически электроэнергия выросла в цене чуть ли не в полтора раза. Если бы не произошла в мае прошлого года корректировка тарифов на электроэнергию, то сложилась бы ситуация, при которой энергосервисный контракт работал исключительно на сокращение долга перед поставщиками электрической энергии.

Второй сюрприз, который нас ожидал, это то, что в большинстве поселений системы наружного освещения имели смешанную форму собственности, т.е., например, опоры находятся в собственности местной сетевой компании, а светильники в собственности муниципалитета или вообще ни у кого не числятся на балансе.

Третье – муниципалитеты не готовы были давать муниципальную гарантию на исполнение контракта, что в свою очередь существенно повышает риски и сводит к нулю шанс получить в банке кредит на реализацию контрактов.

Четвертое. Многие системы наружного освещения не соответствовали существующим техническим требованиям. Приведение в соответствие зачастую должно предусматривать изменение шага и высоты опор, мощности светильников, прокладки дополнительных проводов для объединения сети и централизованного управления освещением, а это за собой вело дополнительные расходы, в разы превышающие стоимость замены светильников. Муниципалитеты не располагали достаточными средствами, чтобы выполнить эти дополнительные работы, а включение этих работ в состав энергосервисного контракта привела к тому, что окупаемость стала «зашкаливать» за 10 лет.

И последнее. В соответствие со знаменитым Законом №94-ФЗ, муниципалитеты обязаны на конкурсной основе отбирать энергосервисную компанию для реализации работ. Это значит, что мы, как энергосервисная компания, сделали всю подготовительную работу, включая разработку бизнес-плана, и должны передать в муниципалитеты материалы для проведения конкурсной процедуры по отбору исполнителя. В итоге мы столкнулись с вполне предсказуемой ситуацией: либо должны совместно с Заказчиком выполнить некие манипуляции, чтобы гарантированно оказаться победителями, а участвовать в этом абсолютно нет никакого желания, и даже не обсуждалось, либо получить шанс не оказаться в числе победителей. Иными словами результатами нашего труда могут воспользоваться другие организации, а мы не сможем получить компенсацию понесенных затрат (это четко оговорено пунктом 2 вышеуказанного Постановления Правительства РФ от 18 августа 2010 г. № 636). А этого тоже очень бы не хотелось.
Пункт 2 (требования к условиям контракта). «Отсутствие компенсации участникам размещения заказов затрат, понесенных ими при проведении подготовительных работ для подготовки конкурсного предложения, предложения на аукцион, открытый аукцион в электронной форме или ответа на запрос котировок».

В результате, несмотря на искреннее желание реализовать энергосервисные контракты, несмотря на то, что было потрачено немало сил, времени и собственных средств на проработку необходимых документов, все-таки были вынуждены отказаться от этих проектов и направить в администрацию Новгородской области письмо с извинениями по поводу того, что не смогли изыскать возможность найти приемлемый вариант для реализации этих проектов..

Этот пример очень наглядно и убедительно доказывает – как иногда бывает далеко от результатов энергетических обследований до реализации энергосервисного контракта на основе этих обследований.